Иосиф Юрьевич Филидович - Липичанский Сусанин

Иосиф Юрьевич Филидович - Липичанский Сусанин

Иосиф Юрьевич Филидович во время Великой Отечественной войны был связующим Ленинской бригады, действовавшей на территории Гродненщины. Спасая партизанский госпиталь, он повторил подвиг известного русского патриота XVII века Ивана Сусанина.

Стояла суровая осень 1942 года - мрачное и трудное время. Огнем и мечом фашисты внедряли новый порядок: сжигали деревни, вешали и расстреливали людей. С каждым днем все больше разгоралась партизанская война. Народные мстители разгромили вражеские гарнизоны в Деречине, Козловщине, Накрышках, Желудке и других крупных населенных пунктах. Смелые, дерзкие нападения на вражеские объекты встревожили оккупантов. Было понятно, что фашисты готовятся провести крупную карательную операцию. На ближайших станциях в срочном порядке разгружались войска, которые двигались на фронт, участились обыски, аресты, допросы, расстрелы. Гитлеровцы намеревались во время блокады уничтожить в пуще всех до одного партизанов. Партизаны же вели ожесточенные бои.

Раненых становилось все больше и им требовалось срочное лечение. Что же делать с ними? Зимой в палатку их не положишь. Оставить на хуторе или в деревне - слишком большой риск. Разные были предложения, но командиры сошлись на одном: что бы там ни было, организовать постоянный партизанский госпиталь. Необходимо было срочно изыскать для этого глухое, надежное место. Пуща большая, но...

И вот в эту самую трудную минуту на помощь партизанам пришел связной из деревни Пуща Липичанская Иосиф Юрьевич Филидович, который знал один остров среди самого непроходимого болота. Фашисты туда не проникнут. На острове оборудовали госпиталь: выкопали землянки, построили хлебопекарню, баню, склады. Все объекты - в виде пещер, чтобы не заметили с самолета. Через несколько дней партизанская лечебница начала действовать. Раненых и больных транспортировали на специальных носилках санитары.

Сколько было тогда у всех оптимизма и надежды, трудно передать словами. К началу блокады на остров поступило около пятидесяти раненых партизан. Иосиф Юрьевич, его сын Иван или внук Федор привозили раненых по только им знакомой тропинке. В условленном месте их ждали санитары. Тропинку пристально засыпали хвоей, заранее убрав укладки.

В декабре 1942 г. началась первая жесткая блокада пущи. Фашистские самолеты беспощадно бомбили партизанскую зону. Каратели, прочесывая лесные массивы, надеялись на легкую добычу, но не учли самую "мелочь" - боевые и моральные качества народных мстителей.

Партизаны смело отражали атаки врага, хотя и имели потери. Окружить, взять народных мстителей в кольцо оккупантам так и не удалось. Но в больнице оставались несколько десятков больных и раненых. Что делать с ними? Комбриг приказал легкораненых отправить в отряды, а остальным соблюдать строжайшую дисциплину, ничем себя не выдавать. Так и сделали. Разговаривали только шепотом, еду временно не готовили, пользовались сухим пайком. Чувствуя смертельную опасность, И. Ю. Филидович отправил старшего сына Ивана и внука Леонида за Неман. Два младшие сыновья Константин и Николай как ушли в сорок первом на фронт - будто канули в вечность, пропали без вести. На хуторе остались дед, невестка и двенадцатилетний внук Федя, которые наблюдали за больными. Каратели жестоко свирепствовали в окрестностях, вместе с жителями сожгли деревни Дубровка, Великая Воля, Трахимовичи, Городки, многочисленные хутора.

На хуторе Иосифа Юрьевича слышались взрывы, когда фашисты бомбили переправы на Немане и Щаре ... Сильный стук сапог в дверь заставил вздрогнуть Иосифа Юрьевича. В черных блестящих плащах, в стальных касках в дом ворвались фашисты. Хутор окружили около полусотни карателей. Свыше трехсот направились к ближайшим хуторам. Всех троих - старика, женщину и мальчика - выгнали из дома. Офицер приказал поставить их к стенке. Так и стояли несколько минут. Было ясно: Филидовича кто выдал.

- Выбирай, старик, или ты покажешь, где госпиталь, или им смерть, - сказал переводчик. Филидович молчал. Тогда фашисты направили автоматы на невестку и внука. Мальчик плотно прижался к матери

- Били меня сильно, - вспоминает все до мелочей, будто это было вчера, крепкий, широкоплечий Федор, один из лучших механизаторов местного совхоза «Поречье». - Два месяца на спину не мог лечь. Затем взяли петлю, набросили на шею и, согнув березу, конец веревки привязали к верхушке. Снова били. И так несколько раз имитировали повешение. И все это - на глазах деда.

- 3-за тебя, большевистская сволочь, избиваем мальчишку, - сказал старику переводчик, - спасай, пока не поздно.

- Отпустите их, - тихо сказал Иосиф Юрьевич, - они же ничего не знают. Я проведу вас в больницу. Окинув прощальным взглядом дом, И. Ю. Филидович отправился вместе с отрядом карателей - около 300 человек - в лес.

Иосиф Юрьевич шел не спеша, твердо и уверенно, как идут настоящие люди по своей родной земле, внимательно вслушиваясь в зимнюю тишину этих мохнатых, сказочных елей и сосен, таких спокойных и могущественных. Через несколько часов офицер занервничал.

И когда переводчик (уже в который раз) спросил насчет госпиталя, Иосиф Юрьевич, тяжело переводя дыхание, спокойно, будто ничего не случилось, сдержанно ответил: - Уже осталось совсем немного. Только поднимемся вон на тот холм. Пошли дальше.

Вскоре несколько фашистов-всадников подались вперед, думая, наверное, сами разведать дорогу. Но Иосиф Юрьевич, будто предчувствуя это всем своим существом, уже успел свернуть на участок, где начиналась самая страшная, опасная трясина. Лошади, не пройдя и сорока метров, начали проваливаться в трясину.

- Стой! - Заорал во все горло озверелое офицер и подбежал вплотную к Филидовичу. - Где госпиталь, говори! - Размахнувшись, он со всей силой ударил проводника по лицу. В глазах на мгновение потемнело, посыпались искры, но сознание было ясно. Бывший деревенский силач удержался на ногах.

- В больницу дороги нету ... - начал Филидович. Грянули выстрелы. Он не договорил. Начало темнеть. Карательный отряд долго бродил, все глубже и глубже уходя в лесную чащу. Лошади и фашистские подводы с минометами начали проваливаться в болото. Гитлеровцы поняли: Филидович завел их на неминуемую гибель.

Сурово шумели деревья, безжалостно били своими ветвями по лицам карателей колючие кусты, снег заметал следы. А выбраться из болота без проводника, да еще ночью, было невозможно. Славного партизанского связного больше никто не видел. Гитлеровцы жестоко расправились с Иосифом Юрьевичем Филидовичем.

Весной 1943 года, когда растаял снег, его тело нашли партизаны. Он лежал в лесных дебрях в десяти километров в противоположной стороне от госпиталя. В затылке - две пулевые раны. Героя похоронили со всеми воинскими почестями. Посмертно он был награжден медалью «За отвагу». Липичанский Сусанин заслонил собой десятки раненых партизан, врачей, обслуживающий персонал. Больница жила до июля 1944 года, до самого прихода Советской Армии. Через нее прошло около 500 тяжелораненых партизан.

Спустя десятилетия многие бывшие партизаны собрались в районном центре Дятлово на открытие памятника Иосифу Юрьевичу Филидовичу. А их дети и внуки возлагали к монументу букеты живых тюльпанов. У них было все: и свет великой радости, и тень глубокой скорби. На постаменте слова: «Иосиф Юрьевич Филидович, житель деревни Пуща Липичанская. В декабре 1942, спасая партизанский госпиталь, повторил подвиг Ивана Сусанина».

Из воспоминаний Федора Ивановича Ивана Филидовича:

Среди лесов Липичанской пущи, в деревне, которую жители по-прежнему называют Пуща Липичанская, хоть и разделилась она теперь на Красный Бор и Яблоньку, жил Федор Иванович Филидович, внук липичанского Сусанина - Иосифа Юрьевича Филидовича. В 1942 году он завел немцев в непроходимые болота, но не выдал расположение партизанского госпиталя. После гибели деда его внук стал партизанским связным, спасал жизни раненых солдат.

На 79-м году жизни Федор Иванович помнил все, что случилось в тот день зимою 1942 года. Не раз приходилось делиться воспоминаниями. Не забывали героя, постоянно наведывались школьники. После смерти жены он жил один. Трое сыновей и шестеро внуков - были частыми гостями, помогали во всем. Да и сам Федор Иванович признавался, что рад помочь внукам, пока силы есть, а ведь когда-то он был одним из лучших механизаторов совхоза «Поречье».

От крылечка большого, построенного на века дома до леса рукой подать. Дом Федор Иванович построил сам. А дедовский дом, куда партизаны приходили как к себе домой, откуда увел в болота немцев Иосиф Юрьевич, стоял в самой пуще. Теперь только надпись на камне напоминает о нем.

Суровой осенью 1942-го на Дятловщине партизаны громили вражеские гарнизоны. Шли тяжелые бои. Раненых становилось все больше. Зимой в палатку их не положишь. На хуторе или в деревне - рискованно. Найти место для госпиталя помог Иосиф Филидович. Только он знал остров посреди непроходимого болота в самом глухом месте Липичанской пущи.

Партизаны выкопали землянки для раненых, построили хлебопекарню, баню, склады. Дорогу на остров знали только Иосиф Юрьевич, его сын Иван и внук Федор. Они и проводили партизан по тропинке. Раненых на остров переносили на носилках. Шли по кладкам, которые затем убирали.

— Когда привозили на наш хутор раненого, — рассказывает Федор Иванович, — я приводил с острова врачей или санитаров. Километров два до него было. Но такое болото: как ступишь, так и вязнет нога. Дожили кладки, чтобы пройти. А если начиналась облава, кладки прятали, а дорожки заметали лис-врача. Один — профессор. До войны у него были дома в Варшаве и Вильнюсе. Помню, как делал он операции прямо на улице. После них все выживали. Насмотрелся такого, что до сих пор боюсь врачей.

В 1942 году немцы блокировали Липичанскую пущу. Партизанскую зону бомбили с воздуха, прочесывали леса. Кто-то донес карателям, что в пуще находится партизанский госпиталь. Иосиф Филидович отправил старшего сына Ивана и внука Леонида за Неман. На хуторе вместе с ним остались невестка и 12-летний внук Федор.

Каратели окружили хутор. Старика, женщину и ребенка вывели на улицу и поставили к стенке. Направив автоматы на мальчика и его мать, они потребовали показать, где находится госпиталь. Старика пытали, но он молчал.

На глазах у родных мальчику на шею накинули петлю. Согнули березу, и конец веревки привязали к верхушке. Несколько раз фашисты отпускали верхушку дерева. Петля сжималась на горле у мальчика. Потом разжимали петлю и били... Снова имитировали повешение и били...

- Сразу стали бить дедушку, вспоминает Федор Иванович, а потом меня. Маму не тронули, а нас били все время. Сразу было больно, а потом уже ничего не болело. Я был в одной рубашке. Загнали нас к ямам, где копали глину. От нашего хутора это километра три. Поднимаю голову, вижу, дедушка идет с немцами в сторону леса. Я спросил, куда идешь. Ответил, что не знает.

Я лежу на краю ямы, а напротив немец с автоматом. Все время спрашивает меня: говори, где партизаны, а то расстреляю. А я только и мог отвечать: нет, нет... Тут подошел офицер и сказал что-то на немецком. Со словами «иди домой» солдат за руку оттащил меня от ямы и бросил. Я с трудом поднялся. По дороге встретил человек 20 партизан. Спросили, не выдал ли я, где госпиталь. Говорю, нет. Предлагали пойти с ними, но я торопился домой. Подхожу к дому, а он полыхает. Дошел только до колодца, выпил воды и упал. Больше месяца я лежал на животе, со спины все мясо слезло. Долго еще страшно заикался. А в 15 лет начал седеть.

Федор был последним, видел своего деда живым. Партизанский связной Иосиф Филидович не вернулся из пущи. Он отвел карателей в непроходимые болота. Весной 1943 года, когда растаял снег, его тело с двумя пулями нашли партизаны. Он завел карателей в болото, что в десяти километрах от партизанского госпиталя. Его похоронили со всеми воинскими почестями. Посмертно Иосиф Юрьевич награжден медалью «За отвагу».

Госпиталь еще работал до июля 1944 года. Федор Иванович вспоминает, что когда Советская Армия освободила Дятловщину, госпиталь переехал к ним на хутор и какое-то время там базировался. Всего же в партизанском госпитале за время его существования лечилось около 500 тяжелораненых.

В районном центре стоит памятник Иосифу Юрьевичу Филидовичу, повторившему подвиг Ивана Сусанина. А к его внуку Федору до сих пор наведываются школьники и слушают рассказы о том, как 12-летний мальчик с автоматом в руках проводил раненых партизан по шаткой кладочке на крошечный островок среди топкого болота. Теперь осушили болото.

22:07
1301
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Рейтинг@Mail.ru
ДЯТЛОВО.BY © 2008-2017