Деревня Накрышки - земля овеянная легендами седой древности рода Стравинских

Деревня Накрышки - земля овеянная легендами седой древности рода Стравинских

Деревня Накрышки находится на земле, овеянной легендами седой древности. О минувшем напоминает многое: поросшие мхом доисторические курганы и дюны «Неманского моря», древний храм и колокольня, остатки прекрасного парка и старинных построек, народные легенды и рассказы старожилов. Увы, многое здесь уже безвозвратно утеряно, но несмотря на все исторические потрясения, сохранились еще те нити, которые могут привести нас к разгадкам многих тайн и ответам на многие вопросы.

Когда появились Накрышки и что значит это название?

Местность, где располагается деревня Накрышки, была заселена с древнейших времен. Неподалеку от Накрышек, примерно в 400 метрах от храма, археологи обнаружили следы сельского поселения: остатки городища и фрагменты глиняной посуды, датируемые X–XIII столетиями. Происхождение самого названия – Накрышки (Nakryszki, Nahryszki – польск.), вероятнее всего, берет свое начало от белорусского слова «крыж» – крест. Если это предположение принять за основу, то возможны два варианта истолкования: «крыж» как символ христианской веры; и «крыж» в смысле топографического обозначения перекрестка (белорусское «перакрыжаванне»). Более вероятным кажется первое предположение. По своему положению Накрышки находятся и находились, скорее, на окраине, чем на перекрестке. Если в основе названия лежит слово «крыж» в его религиозном понимании, то в этом можно видеть некоторую предысторию Накрышского храма. До сего дня неподалеку от деревни есть место, где на небольшом холме стоит крест. Местные жители называют дорогу к этому кресту дорогой «на крыж», что несомненно созвучно с названием Накрышки (Накрыжки).

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что Накрышский храм изначально носил имя святых мучеников Бориса и Глеба. Культ этих святых был широко распространен в Понемонье и относится к доуниатскому периоду истории нашей церкви [3]. Древние Борисо-Глебские храмы есть в Новогрудке и Гродно. Исходя из самого названия храма, вполне можно предположить, что церковь в Накрышках появилась еще в доуниатский период истории, т.е. до 1596 года. Это предположение косвенно подтверждается и данными клировых ведомостей Накрышской церкви. Согласно этим документам, в Накрышках с западной стороны нынешнего каменного храма стояла старинная деревянная церковь [4, за 1898 год].

Пока не представляется возможным установить точную дату ее постройки. Этот храм не был самостоятельным и относился к близлежащей Вензовецкой церкви. Самостоятельный приход этого храма появляется лишь в 1791 году [5]. Первая известная метрическая книга Накрышской церкви датируется 1788 годом [4, за 1905 год].

Современный каменный храм был построен в 1821 году. После его постройки деревянная церковь была разобрана. Первые письменные сведения о Накрышках относятся к 1583 году.

Накрышки упоминаются среди прочих населенных пунктов, отошедших во владение Льва Сапеги. На то время Накрышки относились к фольварку Вязовец (совр. Вензовец). До Сапеги этими землями владел магнатский род Глебовичей [6]. Второе известное нам упоминание Накрышек в письменных источниках мы находим в книгах Литовской метрики за 1690 год. В списке шляхты Новогрудского воеводства значится имя Яна Станислава Юревича (Jan Stanislaw Jurewicz), мечника полоцкого из фольварка Нахрышки (в документе Nahryszki) [7].

Мечником (Ensifer, Gladifer, Armiger, Miecznik) называлось должностное лицо в старой Польше, в обязанности которого входило носить перед королем меч, знак монаршей власти. Мечники коронный и литовский были постоянными чиновниками по войсковому судопроизводству; мечники земские исполняли свою почетную службу, лишь когда король находился в их землях.

Дальнейшая история Накрышек вплоть до 1939 года связана с фамилией литовского шляхетского рода Стравинских [8]. Предположительно в самом начале XVIII столетия, вероятно, после смерти Яна Юревича (~1702 г.) [7], Стравинские приобрели имения Накрышки и Мировщина, с относящимися к имениям обширными землями.

Накрышская ветвь рода Стравинских

Ветвь накрышского рода Стравинских относится к родовому гербу Сулима (Sulima) и восходит к имени Кшиштофа Стравинского (ум. в 1623 или 1624 г.), Трокского земского судьи. У Кшиштофа Стравинского было семь сыновей. Далее родовая линия нисходит ко второму сыну Кшиштофа – Збигневу Стравинскому, стольнику и судье Стародубскому. Его сын Франциск был старостой мозырским. У Франциска был единственный сын Флориан Казимир, стольни стародубский, подстароста ошмянский. Единственным сыном Флориана Казимира был Игнатий, секретарь генеральной конфедерации в Литве, староста слонимский, подкоморий Великого Княжества Литовского. Вероятно, Игнатий Стравинский приобрел в собственность имения Накрышки и Мировщина.

Сын Игнатия Бруно Флориан Стравинский (год рождения 1750), унаследовал от отца титул старосты слонимского [9] и имения Накрышки и Мировщина. В 1775 году Бруно Флориан Стравинский женился на Франциске Барбаре Володкович, дочери минского стольника Мартина Володковича [10]. Они избрали местом своего постоянного жительства Накрышки. Флориан Стравинский учредил в Накрышках библиотеку и собирал, как можно предположить по сохранившимся частям библиотеки, богатые книжные фонды. Он был передовым человеком своего времени. Флориан Стравинский путешествовал по Западной Европе, был знаком с французскими просветителями и переписывал в свои рукописные сборники их произведения и статьи из «Французской энциклопедии». Остатки Накрышской библиотеки находятся теперь в отделе рукописей библиотеки Варшавского университета [11]. Среди сохранившихся рукописей имеется копия «Генриады» Вольтера, «Марсельеза», белорусские акты XVI столетия, стихи Нарушевича и Карпинского, белорусская «Прамова Мялешкі», стихотворная переписка Ф. Карпинского и владельца Щорсов И. Хрептовича, описание Дятлово, польские стихи Игнатия Булгаровского, описание путешествия неизвестного автора из Слонима в Мариенбад, инвентарные списки слонимских имений Стравинских. Кроме того, в собрании есть документ под названием «Разные разности давно прошедших и наших времен». Этот сборник содержит исторические, политические и юридические сочинения, а также литературные, преимущественно стихотворные, произведения различных польско-литовских авторов. Тексты сборника датируются 1703 и 1704 годами [12]. Отдельную часть накрышского собрания составляют учебники и школьные заметки, составленные самим Флорианом Стравинским [13].

В целом, накрышская библиотека могланасчитывать до 12 тысяч томов [8]. По данным польского исследователя К. Нисецкого, Бруно Флориан Стравинский умер в 1778 году в возрасте 37 лет [9]. Но эти данные не подтверждаются. Сохранился судебный документ, датированный 1789 годом и подписанный судовым городским старостой Бруно Флорианом Стравинским [14]. Несомненно, однако, что Франциска Стравинская пережила своего мужа. Предположительно, Бруно Флориан Стравинский умер в конце 90-х годов XVIII века или в самом начале XIX века. У него было два сына: Ян и Маврикий (Маurycy) [15]. После его смерти во главе имения остается вдова – Франциска Стравинская, ее сын Ян, внуки Иосиф (сын Маврикия) и Адам (сын Яна).

При Франциске Стравинской началось и было осуществлено строительство каменного храма, колокольни и церковной ограды в Накрышках. Возведение церкви было закончено в 1821 году. Непросто складывались отношения вдовы Стравинской с местными крестьянами. 1821 годом датировано судебное дело в отношении Франциски Стравинской: «Об обременении помещицей Стравинской крестьян имения «Накрышки» и нанесении им побоев» [16]. По многочисленным свидетельствам крестьян, записанных следователями, Франциска Стравинская была чрезмерно строга со своими крепостными крестьянами. К примеру, крестьянин Киприан Степура был закован за провинность в кандалы и долгое время содержался в заточении в подвале. По другим свидетельствам, пани Стравинская заставляла работать своих крестьян сверх меры в периоды важных сезонных работ, вынуждала к труду даже беременных женщин. В свое оправдание Франциска Стравинская написала два пространных письма.

Франциска Стравинская умерла предположительно в 30-х годах ХІХ века [15]. Но еще при ее жизни имение было разделено на три части.

Ян Раймунд Стравинский (род. в 1787 г.), хорунжий слонимский, был женат на Катарине Франциске Четвертинской (1785–1861). Ян Раймунд продолжил дело своего отца по пополнению фондов библиотеки редкими книгами. В 1819 году виленская геральдическая комиссия подтвердила дворянское достоинство Яна Стравинского и его сыновей Адама и Станислава [15]. В 1843 году Ян Стравинский построил на католическом кладбище Дятлово каменную каплицу, которая стоит там и по сей день [17]. Умер Ян Стравинский в возрасте 70 лет 15 мая 1848 года [18].

Адам Стравинский (родился в 1807 г.), сын Яна Стравинского, еще при жизни своего отца и бабки Франциски унаследовал имение Мировщина. С 1827 года он находился под тайным надзором полиции за участие в польском патриотическом объединении «Zorzanie» (Зоряне), действовавшем в Вильне, Белостоке и Свислочи. До 1829 года полиция не находила ничего подозрительного в его действиях. Но в 1830 году Адам Стравинский стал под знамена повстанцев. За это у семьи Стравинских конфисковали имение Мировщина [19]. Из полицейских документов нам становится известным, что у повстанца была бабка Франциска Барбара Стравинская, мать Катарина Франциска, отец Ян. После поражения повстанцев Адам Стравинский скрывался во Франции. Яну Стравинскому было строго запрещено оказывать сыну какую бы то ни было помощь. Адам получил возможность вернуться на родину в 1833 году после царской амнистии [15]. В это же время он женится (жена Helena Strawinska). В 1840 году в Петербурге состоялся пересмотр дела о конфискации имущества Адама Стравинского, и имение Мировщина было возвращено семье [20].

Усадьба Стравинских в деревне Мировщина Дятловского района

Ко времени управления Адамом Стравинским Накрышским имением относятся сведения о крестьянских волнениях в Накрышках и Мировщине. В апреле 1861 г. помещики Слонимского повета доносили: «...приходские священники Слонимского уезда, Дзенциольской (Дятловский и соседней Накрышской церквей толковали им (крестьянам), что барщины можно не отбывать, если крестьяне того пожелают». Пристав Пахновский сообщал земскому справнику, что крестьяне Адама Стравинского в имениях Накрышки и Мировщина отказались отбывать барщину [21].

Собственноручные подписи Адама Стравинского стоят под актом 1864 года об освобождении крестьян имений Накрышки и Мировщина [22].

Адам Стравинский в конце жизни составил свои воспоминания, из которых сохранился только фрагмент, описывающий деятелей Дятловщины начала ХІХ века [23]. Адам Стравинский умер
предположительно в конце 70-х – начале 80-х годов ХІХ века.

Следующим владельцем Накрышек был Станислав Стравинский, вероятно, сын Адама. В 1883 году пожар уничтожил Накрышский дом Стравинских. Станислав Стравинский на месте старого
сгоревшего дома построил новый. Возможно, в новой постройке он реконструировал вид прежнего дома.

Станислав построил деревянный дом в виде вытянутого прямоугольника с ломаной высокой крышей и гонтовым покрытием, с овальными оконными отверстиями в нижней части. Со стороны въезда дом имел оригинальный портик на шести деревянных колоннах [8].

Возле главного жилого дома размещалось также помещение для прислуги и лямус, которые были построены еще до пожара, уничтожившего жилой дом. Двор был окружен больши ландшафтным парком, заложенным во второй половине XVIII века. В парке доминировали лиственные деревья, главным образом липы, надвислянские тополя, посаженные живописными группами. Перед домом и за ним простирались обширные подстриженные газоны [8].

В 1922 году вдова Станислава Мария Стравинская (из рода Огинских) передала Институту антропологических наук варшавского научного товарищества наиболее ценные рукописи Накрышской библиотеки числом 921 экземпляр [23]. Остается неизвестной судьба оставшихся в Накрышках фондов библиотеки. Были ли они вывезены в 1939, или переданы в какую-то библиотеку, или сгорели вместе с домом в 1941?

Последнего владельца Накрышского имения также звали Станислав. Он родился в 1883 году. В годы своей молодости Станислав Стравинский служил в российской армии. Станислав Стравинский был женат на Янине из рода Кашицов (Kaszycow) [24]. У них было две дочери. По воспоминаниям накрышских старожилов Станислав вел разгульный образ жизни и был человеком со странностями. Местные жители без особой симпатии вспоминают Станислава и отмечают его высокомерие. Судя по всему, отношения с местным населением у него были напряженные. Это подтверждается и воспоминаниями жены польского художника Станислава Чайковского – Анной.

Усадьба Стравинских в деревне Накрышки Дятловского района

Cемья Чайковских проживала в Накрышках с 1930 по 1939 годы. Анна Чайковская так отзывается о Станиславе Стравинском: «Полный чудак. Он мог скрываться от людей по нескольку дней. Иногда брал корзину и шел с палкой в лес за грибами. Но сам их не собирал, а отбирал грибы у тех женщин, которых встречал в лесу [25].

Воспоминания Анны Чайковской – очень интересное свидетельство о жизни в Накрышках в 30-е годы. Семья Чайковских выбрала Накрышки местом своего постоянного жительства. Анна
Чайковская описывает атмосферу и быт в Накрышках, и что наиболее ценно, подробно передает обстоятельства катастрофы 1939 года. Приведем некоторые фрагменты этих воспоминаний. «Имение называлось Накрышки. Мы узнали, что хозяйкой этого имения была пани Стравинская, а хозяйствовал здесь один из ее сыновей. Лошади выехали за нами до местечка Дятлово. Безлюдно. Дорога прекрасна. Глаза не могут налюбоваться, и то и другое, и дорога и деревья, и пусто. Приезжаем. Парк. Дом в старом парке. Прекрасно! Хозяйка дома вышла нас встретить... Хозяина нет. Его не видно ни первый день, ни второй, ни третий и так далее... Затем приехала старая пани Стравинская (та, у которой был каменный дом в Варшаве на углу улицы Мазовецкой и площади Наполеона) – очень заботливый, добрый человек. Люди ее очень любили, в отличие от жены сына из Накрышек, молодой пани Стравинской. Она была блондинкой с небесными, но очень холодными глазами... Когда речь заходила о книгах, то молодая пани говорила, что для нее самая важная книга бухгалтерская. Как только старая пани приехала, она сразу же полюбила моего мужа и была очень расположена к нам. Ей было наверняка за восемьдесят, даже скорее под девяносто лет.

Чем больше мы там находились, тем больше мы пускали корни. Мой муж любовался Неманом и сельской архитектурой. Говорил: «Тут прекрасно. Нигде не видел такого неба...» Климат в том месте был таким, что там казалось теплее, чем во всей округе. В этом месте человек чувствовал себя успокоенным, приласканным, прижатым к сердцу...

В Накрышках мы прожили с 1930 г. до начала войны. Война нас там и застала. Сначала до нас доходили слухи о большевиках. А однажды рано утром к нам в окно постучались и сообщили, что в Накрышки пришли большевики. Они сразу же направились на панский двор. Прошел час, может быть, два, и мы увидели, что по улице идут люди и несут награбленные в панском доме вещи, и среди них одна сельская женщина несла зачем-то теннисную ракетку...

Спустя еще какое-то время открылась дверь нашего дома, и к нам в комнату вошла испуганная пани, такая же испуганная гувернантка и две дрожащих девочки в полотняных накидках поверх ночных рубашек. Это было еще раннее утро. Оказывается, ее муж и администратор имения как мужчины убежали заранее, а женщины остались. У девочек зуб на зуб не попадал. Утро было холодным, а они в этих рубашечках... Девочки сели возле печки. Что с ними делать? До того никогда у нас не были, а сейчас сразу же к нам. Мы не общались с тех пор, когда выехала старая пани... Где их спрятать? Вдруг, представьте себе, открывается дверь, и преследуемые ими евреи предлагают им помощь: «Дорогая пани, запряженная фурманка стоит за такой-то, такой-то хатой. Выходите с девочками и уезжайте». Вот они эти преследуемые евреи... Там был совсем иной тип евреев: не торговцы, преимущественно у всех была земля, которую они обрабатывали, сеяли, жали, были хорошими хозяевами. Были у них и магазинчики, рассчитанные на панский двор: збруя для лошадей, керосин для ламп. Но пани была подвержена современной заразе и считала, что у еврея ничего нельзя покупать... А для них это была финансовая катастрофа...

Панский двор опустел. Мы уехали из Накрышек перед Рождеством 1939 года. И после войны я там не бывала. Боюсь, что мое сердце разорвалось бы. Дом разобрали. Незачем ехать... Но старые люди наверняка нас помнят» [25].

В июне 1941 года Станислав Стравинский был арестован в Неменчине (современная Литва, польск. Niemenczyn, лит. Nemenиinл). Умер согласно советским данным 21 июня 1941 года в СССР. Жена Янина и дочка Александра были вывезены в 1941 году в СССР [24]. Так трагично закончилась история Стравинских в Накрыш- ках. Их дом был отдан под больницу. В 1939 году в Накрышках организовывается колхоз. Несколько крестьянских семей д. Накрышки были репрессированы советской властью.

В 1941 году партизаны из опасения, что дом могут использовать немцы, сожгли его. За несколько военных и послевоенных лет парк зарос, и теперь только вековые клены напоминают о былой красоте и известности Накрышского имения.

Несмотря на то, что панский дом был уничтожен, немцы все же учредили в Накрышках свою комендатуру. Она разместилась в одной из построек бывшей усадьбы Стравинских.

Во время войны героически проявили себя священники Накрышской церкви о. Дмитрий Гладков и о. Андрей Зенюк. Чтобы спасти молодежь от принудительных работ в Германии, они начинают масштабный ремонт церкви. Именно это обстоятельство спасло от рабства многих молодых людей (немцы после длительно забирали тех, кто трудился в церкви). О. Андрей Зенюк забрал молодежь прямо из барака. Затем нужно было спасать еще и девушек.

О. Андрей Зенюк, как вспоминают прихожане, целую ночь вел переговоры с доктором-немцем, который должен был проводить медицинский осмотр отобранных для принудительных работ. Результатом этих переговоров стало то, что доктор ставил девушкам такие диагнозы, которых немцы боялись как чумы. В итоге кампания по набору молодежи на территории Накрышского прихода благодаря вмешательству священников была фактически провалена.

Накрышки находятся на окраине Липичанской пущи. Пуща стала одним из центров партизанского движения. Буквально все жители прихода стали заложниками этой ситуации. Немцы в районах базирования партизанских отрядов уничтожали все и всех, лишая тем самым партизан какой бы то ни было поддержки. Сжигались целые деревни, расстреливались сотни людей, угонялся домашний скот. О. Дмитрию и о. Андрею неоднократно приходилось упрашивать немцев отменить приказ о сожжении деревень своего прихода.

Семья о. Дмитрия и особенно о. Андрей Зенюк старались всячески поддерживать партизан: помогали связным, прятали партизан от облав, помогали продуктами и медикаментами. На чердаке Накрышской церкви действовал партизанский лазарет. Это был огромный риск. Буквально через дорогу от храма располагалась немецкая комендатура. Но немцы были абсолютно уверены в лояльности к ним священников и не могли заподозрить их в пособничестве партизанам.

В целом, если говорить о священниках Накрышской церкви, то за 220 лет существования прихода здесь служили в большинстве своем достойные, а иногда, без преувеличения, выдающиеся люди. На сегодняшний день восстановлены имена и биографии всех священников Накрышской церкви. На протяжении 90 лет (1788–1878 гг.) в Накрышках служили священники Боровские. Николай Боровский – первый священник Накрышской церкви. Петр Боровский – священник, при котором был построен современный каменный храм.

Его сын – священник Николай Боровский – защитник крестьян и просветитель. При нем открылась первая в этой местности школа. С 1878 по 1899 годы в Накрышках служил священник Николай Вяхирев. Его заслуга в устройстве нового иконостаса с прекрасной работы иконами. Священник Михаил Дьяконов, служивший в Накрышках на рубеже веков, провел капитальный ремонт храма и церковных построек, активно занимался образованием крестьянских детей. Свою жизнь о. Михаил закончил в сталинском концлагере, как и двое других священников Накрышского храма.

В начале ХХ века в Накрышках проходил свое служение будущий архиепископ Минский Феофан (Семеняко).

Феофан (Семеняко)

А в 20-х годах ХХ века в Накрышках служил Антоний Сокол-Кутыловский, один из лидеров Слуцкога «збройнага чыну». Его стараниями в д. Хвиневичи была открыта белорусскоязычная школа.

Накрышки - соответствуют своему названию. Обычная, если не сказать, заурядная с первого взгляда деревенька оказывается местом удивительного пересечения человеческих судеб и исторических событий. Исторические бури, стершие с карт целые государства, казалось бы, должны были стереть и память о тех, кто когда-то жил в этом незаметном уголке Беларуси, оставив только немых свидетелей.


Список литературы:
1. Куза, А.В. Древнерусские городища X–XIII вв. Свод археологических памятников / А.В. Куза. – М., 1996. – С. 91.
2. Гуревич, Ф.Д. Древности белорусского Понеманья / Ф.Д. Гуревич. – М. – Л., 1962. – С. 170.
3. Kołbuk W. Kościoły wschodnie w Rzeczypospolitej około 1772 roku: struktury administracyjne Instytut Europy Środkowo-Wschodniej, 1998. – S. 54.
4. Архив Накрышской Свято-Борисо-Глебской церкви. Клировая ведомость за 1898 год; за 1905 год.
5. ЛИА. – Ф. 615. – Оп. 1. – Д. 195. Дело о состоянии прихода Накрышской церкви и о поведении священника Николая Боровского за 1800 год.
6. Вялікі гістарычны атлас Беларусі. – Т. 1. – С. 224.
7. Metryka litewska: rejestry podymnego Wielkiego Ksiestwa Litewskego, Wojewodstwa nowogrodzkie 1690 r. Neriton, 2002. – S. 128, 148. – Opracowanie: Andrzej Rachuba, Henryk Lulewicz.
8. Aftanazy R. Dzieje rezydencji na dawnych kresach Rzeczypospolitej: Ziemie ruskie korony. – V. 2. – S. 272.
9. Niesiecki К. «Herbarz polski» Rodzina Strawińskich / wyd. J.N. Bobrowicza. – Lipsk, 1841. – T. 8. – S. 534–536.
10. Чарняўскі, Ф.В. Ураднікі менскага ваеводства 16 – 18 стагоддзяў / Ф.В. Чарняўскі // Біяграфічны даведнік. Выпуск 1. – Мінск, 2007.
11. Kowkiel L. Prywatne księgozbiory na Grodzieńszczyźnie w pierwszej połowie XIX wieku. – S. 152, 190.
12. Мальдзіс, А. Таямніцы старажытных сховішчаў / А. Мальдзіс. – Мінск, 1974. – С. 54.
13. Zbiory rękopisów w bibliotekach i muzeach w Polsce. – S. 393.
14. Шаланда, А. Дакументальныя матэрыялы XVII-XVIII стагоддзяў у фондах Слонімскага краязнаўчага музея ім. І.І. Стаброўскага / А. Шаланда. – «Герольд Litherland». – № 3–4 (7–8). – Горадня, 2002. – Год ІІ. – С. 67. («Позва ў Слонімскі гродскі суд Фларыяна Брунона Стравінскага, судовага гродскага слонімскага старосты шляхце Плаўскага тракту ... па скарзе Францішка Корчыца, слонімскага гродскага рэгента ў справе аб межах іх ўладанняў». Слонім, 06.09.1789 г. Польская мова, 2 арк. Пячатка: адсутнічае. Шыфр: КП 5957/6:Д 1775.)
15. Ciechanowicz Jan. Rody rycerskie Wielkiego Księstwa Litewskiego: S-Ż. FOSZE, 2001. – T. 5. – С. 172–173.
16. НИАБ Гр. –Ф. 1. Оп. 1. Д. 2235. Об обременении помещицей Стравинской крестьян имения «Накрышки» и нанесении им побоев.
17. Архив Дятловского районного краеведческого музея. Описание Дятловского костела за 1886 год.
18. Памятная настенная доска в Дятловском костеле Успения Девы Марии.
19. НИАБ Гр. – Ф. 31. – Оп. 2. – Д. 76. Дело о конфискации имения Мировщина у помещика Адама Стравинского.
20. Государственный совет Российской империи в документах Российского государственного исторического архива. 1829–1844 гг. // О пересмотре решения Правительствующего Сената по делу об имении Адама Стравинского. – М., 2009. – С. 255.
21. Памяць. Гісторыка-дакументальная хроніка Дзятлаўскага райна. – С. 47-48.
22. Архив Накрышской церкви. Копия журнала Гродненского губернского по крестьянскому вопросу присутствия от 27 августа 1865 года.
23. Lilia Kowkiel. Prywatne księgozbiory na Grodzieńszczyźnie w pierwszej połowie XIX wieku. – S. 90, 152.
24. Jasiewicz Krzysztof. Zagłada polskich Kresów: ziemiaństwo polskie na Kresach Północno-Wschodnich Rzeczypospolitej pod okupacją sowiecką 1939–1941: studium z dziejów zagłady dawnego narodu politycznego. – Warszawa, 1998. – S. 284.
25. Budzyński Wiesław. Świątynia przodków. Opowiesci biograficzne. Adam, 1995. – S. 9–10, 8–20.

17:40
790
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Рейтинг@Mail.ru
ДЯТЛОВО.BY © 2008-2017